Апрель

Апрель - пора большой воды. Календарь русской природы

Чиста небесная лазурь,
Теплей и ярче солнце стало,
Пора метелей злых и бурь
Опять надолго миновала.
А. Плещеев

Апрель - зажги снега! Апрель спит, да дует, тепло сулит, а ты гляди: что-то еще будет! В этом месяце с гор вода, рыба со стану. Весна, высвободив из-под снега землю, выполняет свое второе дело освобождает из-подо льда воду. Ручейки талого снега тайно сбежались в реки, вода поднялась и сбросила с себя ледяной гнет. Зажурчали вешние потоки - разлились широко по долинам. Напоенная вешней водой, теплыми дождями земля надевает зеленое платье, с пестринами нежных подснежников. А лес все еще стоит голый - ждет своей очереди, когда им займется весна. Но уже началось тайное движение сока в деревьях, наливаются почки, расцветают цветы на земле и в воздухе, - на ветвях.
В.Бианки

В народе говорят...
В Древней Руси вместо апреля был цветень - по началу цветения растений.
Называли апрель и березень, что означает цветение берез.
За непостоянство погоды, ее изменчивый характер апрель на Руси получил немало народных прозвищ: капризник и обманщих, плут и лукавец, который по своему погодой распоряжается.
А еще апрель - парильник, первенец года , "землю парит, земле пару поддает".
Он и пролетень - предвестник лета.
И красная горка, с которой солнце и лето вкатятся.
С апрелем связаны весенние полевые работы, сев. Это о нем сказано: "Вешний день год кормит".
Апрель с водой - май с травой.
Апрель красен почками, май - листочками.
Апрельские ручьи землю будят.
Где в апреле река, там в июне лужица.
Жаворонок к теплу, зяблик - к стуже.
Журавль - с теплом, ласточка - с листом.
Журавль высоко летает - к ненастью.
Мокрый апрель - хорошая пашня.
Не ломай печей, еще апрель у плечей.
Одна ласточка весны не делает.
Ласточки прилетели - скоро гром загремит.
Увидел скворца - знай: ласточка у крыльца
Чибис прилетел - на хвосте воду принес.
Апрель ленивого не любит, проворного приголубит.

*****

"Календарь русской природы"
Александр Стрижев

Весна развертывается во всей своей красе. Сирень проклюнула набухшие почки, бузина вот-вот развернет первые сборчатые листочки, накануне озеленения душистый тополь. А солнце со дня на день ярче, жарче бывает.
Глинистый бугорок насыпи озолотился бодрыми цветочками. Листьев нет, а на каждом мясистом цветоносе по желтой шапочке. Да это же первинка флоры – трогательная мать-и-мачеха! Первая улыбка весны-красны.
Обрадовались пчелы, выпущенные на волю. Мать-и-мачеха нектаром славится, первый взяток в улей – с нее. Но пока пчелы разведают угодье, шмели опередят их. Жужжат неторопливо, перелетая с цветка на цветок. Порхает тут и бабочка-лимонница. Она тоже пробудилась, проснулась и запорхала.
Целебна мать-и-мачеха. Ее цветы издавна собирают лекари. Чаем из них снимают воспаление горла, избавляются от кашля, хриплости и сипоты. Цветы рвут с частью стебелька, не длиннее 5 сантиметров. После медленной сушки сбор хранят в картонных коробках. Высушенная мать-и-мачеха на вкус горькая, но без запаха. Ранний сбор – самый целебный.
А знаете, откуда у растения этого сила берется? Из корневищ. Прошлым летом зеленые лопушистые листья мать-и-мачехи ловили солнечные лучи, усиленно откармливая корневище. Когда запасник пищи оказался полон, листья увяли и отмерли под ударами осенних заморозков. Зато корневищу хоть бы что. Переждало лютую зиму, а как солнышко растопило снег – погнало мясистые стебельки, распустило шапочкой лепестки, трубчатые и язычковые.
Покрасуется первинкой накоротке, а там, глядишь, другие подснежники подоспеют. В лесу это будет гусиный лук, хохлатки, фиалки и медуницы, а на лугу – селезеночник и чистяк. Тогда мать-и-мачеха как бы померкнет, а чуть спустя и совсем перестанет цвести.
Опять подойдет черед лопушистых листьев. Снизу они мягкие, теплые, а сверху – твердые, холодные. Отсюда и название "мать-и-мачеха". Одна сторона греет, другая холодит.

Еще водостоины поблескивают на солнце и кое-где снег за увалами не растаял, а уж на вырубках сморчки появились. Собой некрасивы: шляпка вроде скомканных пчелиных сот – в ячейках вся, а приземистая ножка под стать снегу. Это сморчок обыкновенный. Зато росл, дороден, не в пример коническому сморчку, да и мякотью вышел крепче. Возьмешь этакую находку в руки, а она будто сама весенняя свежесть – талой водой пахнет. Настоящий гриб-подснежник!
Бывает, что ядреные сморчки пробивают и залежалый снег. Выступят тогда они наверх и лежат картошкой на скатерти-самобранке, только подбирай! Зато и достается торопыгам от заморозков: опалят морозцы края шляпок – отметина на всю жизнь.
А жизнь сморчков – до травостоя. Ранней весной они растут медленно – земля холодна, но стоит солнышку. Начнет припекать, как грибы-подснежники полезут и на затененных полянках, и в хвойниках вдоль стежек-дорожек, и на просеках. Вот уж когда расщедрится Берендей!
Попадется в неодетом лесу и другой подснежный гриб – строчок. Если сморчок сморщен, то строчок будто прострочен на швейной машинке – вся шляпка в продольных складках. Ножку имеет короткую, трубчатую, белую. В осинниках строчок светло-коричневый, в березняках потемнее. На солнечные прогалины не выбегает, предпочитает отсиживаться в сумрачных крепях.
За сморчками и строчками из года в год охотятся в одних и тех же местах. Грибы эти оседлы и, когда лес не тревожат, своим плантациям не изменяют. Но урожаи по годам колеблются: зависят от влаги.
Брать следует только молодые, здоровые грибы. Перестоялые, дряблые сморчки и строчки не трогают. Дома грибы тщательно очищают от земли и ножек, а затем хорошенько варят. А варить их надо вот почему: в строчках присутствует гельвелловая кислота, которая при кипячении легко переходит в отвар. А поскольку сморчки и строчки похожи, то варить надо те и другие. Отвар выливают прочь, а грибы, промытые в холодной воде, жарят. По вкусу в жарком не уступают белым боровикам да и душисты к тому же.

Осторожно, на большой высоте прибывают из-за синь морей журавли. Стало быть, и впрямь теплынью повеяло. "Журавушка курлычет – о тепле весть подает".
Многие журавли остановятся у нас на пролете и дальше на север потянут. Но те, что остаются, выбирают кочковатые болота, затерянные средь мокрых лугов иль хлебных нив. Как прибудут-соберутся на ток. Тут-то у журавлей и начнутся пляски. Станут на заре в круг серые да голенастые, а посредине хоровода два плясуна: приседают, кланяются, трубят, вытянув шеи. Устанут – им на пересменку другая пара выходит. Журавлиные пляски – зрелище захватывающее…
Как только земля очистится от снега, солнце быстро прогреет почву и приземный воздух. Неустойчивая погода ранней весны сменится теплынью…

…В апреле – массовый прилет птиц на родные гнездовья. Первой появляется опрятная пташка трясогузка. Ее прилет совпадает с подвижкой льда, отчего и зовется она в шутку трясогузкой-ледоломкой. За трясогузкой "веревкой" потянут на север дикие гуси, за ними прилетают певчие дрозды. Рассядутся в неодетых рощицах и заведут нескончаемые спевки: "чай – пить, чай – пить…" А потом малиновки – эти несравненные штурманы: они летят только ночью, ориентируясь по звездам. За малиновками – завирушки, козодои, горихвостки, варакушки, мухоловки-пеструшки, пеночки-теньковки.
В первой половине апреля, когда зайдет солнце, медленно летает над просеками и лесными опушками вальдшнеп, призывно исторгая хоркающие звуки, на них-то и откликается его подруга. Чтобы увидеть тягу, надо хорошенько спрятаться на краю опушки.
С кротовыми ворохами на подъемах потопленного луга, с кучками червоточин, с мышиными погрызами на кустах предстает земля в пору большой воды. А схлынет паводок, и зазеленеет разнотравье, в полях тронутся в рост озимые, поспеет почва для обработки, начнется сев.

Обвяли и просыхают дороги. Теперь наведаемся в дубраву, на светлые сухие прогалины. Там уже приподнялась от земли, расцвела медуница! Рослые мохнатые стебельки увенчаны прелестными цветочками: розовыми, фиолетовыми, синими. Будто кто незаметно расставил букеты из разных трав.
А трава одна и та же – медуница. Просто цветки ее разного возраста, а от этого и окрашены неодинаково: молодые – розовые, постарше – фиолетовые, а совсем старые – синие. Возраст тут, конечно, исчисляют днями. И все дело в красителе. Зовут его антоциан. В молодых цветках сок кислый – антоциан румянит венчики цветов, делает их яркими, красными. Но стоит цветку постоять несколько дней, как сок станет более щелочным, и это не проходит даром. Теперь наш краситель как бы полинял, выцвел. Венчики сперва подергиваются фиолетовыми тонами, затем синими и голубыми.
Любят медуницу шмели и пчелы. Так и жужжат в зарослях праздной травки. А поглядите, в какие цветы заглядывают насекомые? В фиолетовые. Значит, красные слишком молоды и нектара не выделяют, а в светлых он уже иссяк. И только фиолетовые цветы щедро одаряют крылатых тружеников. За медовую дань ранней весной это растение и названо медуницей.
Но медуница и целебна. В пору цветения ее исстари собирают как лекарственное сырье. Отварами из этой травы лечились от золотухи и от простуды горла. Пробовали лекарственную медуницу применять и от чахотки: вот почему она в народе известна как легочница. Заготовляют цветущую медуницу и в наши дни, но только там, где ее в изобилии. И делают это под наблюдением аптекарей. Если растение редко в лесу, его не рвут.
Летом медуница – дурнушка. Разве кто залюбуется пучком мохнатых черешчатых листьев? Ведь кругом будет так много пышных и ярких растений! Но сейчас медуница пленяет красотой в русском лесу.

В городах обряжаются цветники. Клумбы уже тешат первенцами ранневесенней нарядной флоры. В укромных уголках, на альпийских горках проглянули лиловые и желтые крокусы: садовая клумба будто лиловый полушалок накинула - сплошь в цветах. Умытые теплым дождиком, крокусы воспрянули, повеселели, широко улыбаясь ласковому солнцу. Да, теперь-то уж весна по-настоящему красна! И к тому ж щедрая – раздает обновы направо и налево. Вон и тополя распускают бантики листочков, и сирень в зеленых огоньках. Как славно и хорошо кругом!
Раньше крокусов на клумбе только подснежники красовались. На то они и подснежники – ровесники талых вод. Зато крокусы, по-другому шафран, куда разнообразнее подснежников. Лиловые, белые, желтые, а то и пестрые – под стать попугайчикам. Над вытянутыми темно-зелеными листьями, распластанными на самой земле, поднялись длинные, трубчатые цветы. На ночь и перед ненастьем они закрываются – оберегают нежную пыльцу от влаги.
И откуда у шафрана сила взялась? На лугу трава только-только начала пробиваться мелкими шильцами, а он всего за несколько дней вымахал сантиметров на десять и вовсю засиял. Оказывается, в луковице вся сила хранилась. Перезимовав в земле, она с первым же теплом выгнала листья и цветы – любуйтесь только! В преддверии зеленой весны крокус-шафран дарит цветоводам немало настоящей радости.
Следом пойдут нарциссы, гиацинты, анемоны… Интересно, что тюльпаны, которым цвести только в конце мая, уже сейчас могуче вылезают из земли. Мясистые листья похожи на заячьи уши, только темно-зеленые.

В садах и парках пробивается изумрудная зелень. Первые листочки – нежные, чистые, веселые – показывает сирень. А рядом тополь – городской старожил: раскидистый, величавый. И ему подошла пора одеваться.
На бульварах тополя встречаются чаще других пород. За первую зелень, за раскидистую крону, которая укрывает от зноя в горячий летний полдень, горожане прощают исполину его способность "мусорить": в середине июня разыгрываются тополевые метели.
Но не везде в городе тополь облиствляется одновременно. Скорее разверзаются листья, если дерево хорошо освещено, растет у южной стены.
За сиренью и тополем распускаются ветла, береза, рябина, клен. Под давлением обильный сок идет по древесным сосудам снизу вверх. Наливаются румянцем ветки, и почки вот-вот вспыхнут зелеными огоньками. Пока же, проходя бульварами и скверами, люди приветствуют первые тополевые листья "с новорожденною их тенью", с солнечным животворным светом…
(Александр Стрижев - "Календарь русской природы")